Николай Васильевич Жданов погиб в 1943 году, защищая Балашов

«Жданов Николай Васильевич, родился в городе Балашове. Сержант. Погиб в бою 24 июня 1943 года. Похоронен в городе Балашове» («Книга Памяти» т. 3, стр. 79). Что кроется за этими внешне скупыми фразами? Честность и героизм, беспредельная верность воинскому долгу, серия трагических случайностей, героическая гибель, чудом не лишившая человека доброго имени, — всё это тесным образом переплелось в его судьбе.

           Он родился в городе на Хопре в апреле 1924 года, жил на ул. Декабристов, в доме №10, учился в начальной школе, находившейся недалеко от его родного дома, а затем в одной из средних школ. После получения семилетнего образования учился в Инзенском техникуме молочной промышленности, по окончании которого вернулся в родной город и начал трудиться на молокозаводе.

            С началом войны стал постоянным посетителем военкомата, где требовал скорейшей отправки на фронт. Солдатом стал весной 1942 года, воевал на Западном направлении в противотанковой артиллерии, получил звание сержанта и награжден орденом Красной Звезды.

             Вскоре тяжелое ранение отправило его в один из прифронтовых госпиталей. Эшелон с ранеными, в числе которых находился Николай Жданов, был разгружен в Балашове. Началось длительное лечение.

             Именно в это время наш земляк принимает решение стать офицером-танкистом и поступить в Орловское танковое училище им. М. В. Фрунзе, которое находилось в эвакуации в нашем городе. Это желание, по-видимому, было принято во внимание, так как после выписки из госпиталя в начале июня 1943 года он был направлен в одну из зенитно-артиллерийских частей, находившихся в нашем городе. Перевод в училище был делом времени и проблемы не составлял.

             Предопределена ли судьба человеку заранее? Чтобы попасть к месту службы, Николаю Жданову пришлось идти мимо штаба 296-го отдельного зенитного артиллерийского дивизиона, возле которого находился начальник его штаба, остановивший проходившего и поинтересовавшийся, куда он идет.            

            Получив ответ на вопрос, предложил Жданову службу в 296-м ОЗАДе. Возражений с его стороны не было, и он немедленно оформил все формальности. Сделать это капитану Каманову Александру Васильевичу не составляло труда. Участник финской кампании, утром 22 июня 1941 года вступивший в бой с фашистскими стервятниками, длительное время умело командовавший батареей, сбившей 24 вражеских самолета и сжегшей несколько фашистских танков, награжденный многочисленными боевыми наградами, он имел огромный авторитет среди командного состава зенитно-артиллерийских частей, находившихся в нашем городе.

Н.В. Жданов получил назначение в 3-ю батарею, которая находилась на территории железнодорожного узла станции Балашов. Почему именно в третью? Вероятнее всего потому, что этой батареей командовал старший лейтенант Особливый Терентий Терентьевич — близкий друг А. Каманова, с которым он не расставался с финской кампании и закончил войну под Берлином. Н. Жданов был определен в лучший расчет батареи, который до его прихода был укомплектован полностью.

            Приближалось начало Курской битвы — сражения, в котором фашизм намеревался взять реванш за все предшествующие поражения и решить исход войны в свою пользу. Для фашистского командования важным элементом подготовки этой операции был вывод из строя железнодорожных узлов.

           Вот почему в ночь с 24 на 25 июня 1943 года фашистские стервятники обрушили на станцию Балашов тонны смертоносных бомб. Налет продолжался, более трех часов. Спустя десятилетия станет известно точное количество фашистских бомбардировщиков. Их было 44, и этой армаде противостояло только 4 зенитных орудия, одно из которых в ходе налета было уничтожено. Но станция не была выведена из строя. Ценой тому стали жизни погибших зенитчиков расчета, в котором находился Николай Васильевич Жданов, его останки не были обнаружены.

          О чем думали его сослуживцы — неизвестно. Бывший уполномоченный военной контрразведки капитан Стульнев Петр Иванович, посетивший наш город в мае 1983 года, на прямой вопрос от ответа уклонился. Погибшие были похоронены на Поворинском кладбище. О них говорили, как о героях и они ими были на самом деле. А Николай Жданов? Кем был он в глазах товарищей? Героем или трусом, сбежавшим с поля боя?

          Неизвестность длилась несколько дней, до тех пор, пока вездесущие мальчишки, прибежавшие к Т. Особливому, не сообщили о том, что нашли руку человека с часами (эти часы в настоящее время находятся в краеведческом музее). Это все, что осталось от нашего земляка.

         Фашистская бомба, оборвавшая его жизнь, не смогла убить его доброго имени. Сомнений в его героической гибели ни у кого не было. Из числа всех, не вернувшихся с войны в родной Балашов, только один — сержант  Н. В. Жданов — погиб в бою при его защите. Еще не начавшаяся Курская битва оставила след на нашей земле и навсегда вошла в историю города.

Автор: И. Харламов, сотрудник Детской станции туристов. Газета «Балашовская правда» от 13 июня 1998 года №91 (16925)

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *