Повседневная жизнь провинциального города в период Гражданской войны (по дневниковым записям М.Н.Чернышевского)

Ризаева Елена Николаевна, главный хранитель фондов МУК «Музей-усадьба Н.Г.Чернышевского»

В период революции и Гражданской войны в обществе на фоне военных событий и мероприятий, проводимых, советской властью произошла радикальная трансформация всего обыденного образа жизни населения. До сих пор интерес к этому периоду не ослабевает.

Как отмечает В.С. Тяжельникова, «Гражданская война, реалии военного коммунизма вносили существенные коррективы в структуру повседневности. Границы домашней и производственной жизни стали гораздо более размытыми, чем в мирное время. Получение продуктов, жилья, одежды, дров, носильных вещей и трамвайных талонов для рабочего теперь напрямую было связано с заводом или фабрикой. От предприятий стало зависеть воспитание детей, проведение досуга и личные перспективы в другой, внешней жизни, за пределами заводской проходной»i. Большевики, пришедшие к власти, согласно их лозунгам, намеревались улучшить материальное положение трудящихся. Советское правительство и вся система государственного управления были призваны заботиться о «хорошей» жизни народа. Однако результат оказался далек от задуманного. Война, неопытность представителей новой власти, развал экономики – все это привело к страшному обнищанию народа.

Попробуем проследить повседневную жизнь периода Гражданской войны на примере одной семьи – сына писателя Н.Г.Чернышевского – Михаила Николаевича. Трудности, сопровождавшие первые годы советской власти, сыграли, вероятно, не последнюю роль в его переезде из Петрограда в Саратов. В родном городе своих предков, М.Н.Чернышевский, при поддержке семьи и троюродной сестры, Веры Александровны Пыпиной, оставшейся в Петрограде, приступил к осуществлению мечты всей своей жизни – основанию музея памяти отца. Проследить картину повседневной жизни в Саратове представляется возможным по его дневниковым записям (с момента его приезда).

С первых лет прихода к власти большевиков установился продовольственный кризис. Усилия в деле обеспечения народа продовольствием новая власть предпринимала, но результатов почти не было. Недоедание, а в отдельные периоды и просто голод, стали приметой времени. Уже в конце мая 1917 г. в Саратове вспыхнули хлебные бунты: громились магазины, лавки, учинялись самосуды. С июня 1917 г. городские власти были вынуждены ввести карточки на хлеб и сахарii. Действительно, в дневнике М.Н.Чернышевского, все чаще мелькают слова «раздобыл», «получил». Каждая покупка давалась большим трудом. Михаил Николаевич пишет: «пошел в лавку за сахаром, простоял в очереди почти 7 часов»iii. В октябре 1919 г. дело с продовольствием ухудшилось. Когда же было объявлено, что продажа на базаре должна идти по «твердым ценам», тот опустел, и покупать продукты стало негде. «На базаре ничего нет, кроме арбузов. Так можно и с голоду помереть»iv – сообщает М.Н.Чернышевский. В его дневнике отражаются и события эпохи. С 19 апреля 1919 г. Саратовская губерния объявлена на военном положении. Саратов и его окрестности получили статус укрепленного района. Вокруг города стали возводиться оборонительные сооруженияv. Михаил Николаевич в дневнике приводит цитаты из газет того времени: «Газеты наполнены истерическими воплями об опасном положении Саратова – все к оружию! Все на баррикады!». «Прелести осадного положения» выразились в том, что в три часа ночи приходили представители власти»vi.

Однако на фоне этого случались и культурные события. М.Н.Чернышевский указывает, что с Еленой Матвеевной Чернышевской (жена М.Н.Чернышевского – Е.Р.) был в театре. Пьеса «Хорошо сшитый фрак» была разыграна с успехомvii.

Экстремальные условия жизни меняли психологию людей, вызывали к жизни социальные девиации, такие, как хищения, разбой, кражи. Так в дневнике имеется запись: «Во время обеда во флигель забрался вор и утащил у Викт. Бор. (Виктор Борисович Гуревич – Е.Р.) часы и записную книжку со 130 руб. и коробку спичек»viii. В течение нескольких лет решался вопрос о техническом оснащении строений на музейной усадьбе. В доме Чернышевского не было электричества. По этому поводу в октябре 1919 г. Михаил Николаевич обращался в Горисполком, где получил отказ: «Нефти мало, 24/т пуд. И надо продержаться до мая»ix. Зато в это время начали проводить в дом водопровод. К концу 1919г. становится тяжелее. Как пишет Михаил Николаевич, что наступает холод и голод – все время голоден. В дневнике находят отражение и каждодневные проблемы с обустройством мемориального дома, проблемы со здоровьем и т.п. Утром Михаил Николаевич занят работами по домашнему хозяйству, а вечером, из-за отсутствия электричества и наступлением темноты, работать просто нельзя. Единственные ноты радости слышны в дневнике, когда речь идет о вечерах, посвященных памяти отца, – в Городском театре имени Чернышевского прошел концерт, которым был отмечено 30-летие со дня смерти писателя. М.Н.Чернышевский готовился к нему. Там он прочел «реферат», причем в концертном отделении «участвовали лучшие силы и в общем вечер очень удался»x.

Начиная с конца 1919 г. и всю зиму 1920 г., М.Н.Чернышевский ничего не записывал. Руки мерзли, писать было трудно. Последний месяц весны 1920 г. был ознаменован важным событием: дочь Нина вышла замуж. 3 мая 1920 г. состоялась свадьба. Описанный Михаилом Николаевичем свадебный «банкет» вряд ли оценили бы сегодняшние молодожены. Михаил Николаевич записывает, что на праздничном столе – чай на 30 человек и домашние печености, молоко, сливочное масло, творогxi.

Наступивший, 1921 г., по словам Михаила Николаевича, характеризуется все тем же отсутствием дров, и даже выданный паек сварить не на чем: «начинается упадок духа, не знаю – выдержу ли» — пишет М.Н.Чернышевский в своем дневнике. Крики о помощи усиливаются от записи к записи в дневнике за 1921 г. Недальновидная политика центральной власти прямо способствовала развитию продовольственного кризиса в Саратовской губернии, который все более отчетливо стал приобретать катастрофический характер, позже усиленный и засухой 1921 г. Понятно, что подобная ситуация была уже непосильным испытанием для населения губернии, окончательно исчерпавшего последние резервы человеческого терпенияxii. Людей охватывал ужас в сложившейся ситуации. Михаил Николаевич описывает свое состояние: «страшно волнуюсь, не могу спать, страшное сердцебиение, силы падают…»xiii. С 1920г. М.Н.Чернышевского назначили заведующим Музеем Н.Г.Чернышевского. К общей сложной ситуации добавляется неналаженность работы музея и невозможности пока решить все его проблемы. Основатель музея пишет: «готов застрелиться, чувствуя безнадежность всяких попыток довести дело до концаxiv.

Лишь в 1922 г. им сделана первая оптимистичная запись в дневнике: «дело по видимому налаживается…».

Можно сделать вывод, что более спокойной жизнь в провинции казалась только издалека. Относительно долгое время Саратовская губерния находилась по многим критериям в глубоком кризисе. Он был обусловлен рядом факторов: крупными стратегическими и тактическими просчетами новой власти в сфере экономики, прифронтовым характером губернии, который сохранялся на протяжении почти всей Гражданской войны, когда Саратов являлся ближайшим фронтовым тылом для Восточного и Южных фронтов. Однако большинство городского населения вполне смирилось со своим незавидным положением и находило варианты выживания и даже организации досуга и отдыха.

  1. Тяжельникова В.С. Повседневная жизнь московских рабочих в начале 1920- х гг. // Россия в XX веке: люди, идеи, власть; под ред. Л.К.Козьменко. – М.: РОССПЭН,2002, с.196.
  2. История Саратовского края с древнейших времен до наших дней. – Саратов, 2008, с.189.
  3. Дневник М.Н.Чернышевского за 1919г. // МНГЧ О.Ф.529/3, л.20.
  4. Там же, л.25 об.
  5. История Саратовского края с древнейших времен до наших дней, с.210.
  6. Дневник М.Н.Чернышевского за 1919 г., л.22.
  7. Дневник М.Н.Чернышевского за 1919 г., л.22.
  8. Там же, л.24.
  9. Дневник М.Н.Чернышевского за 1919 г., л.26.
  10. Там же.
  11. Дневник М.Н.Чернышевского за 1920г. // МНГЧ О.Ф.529/4, Л.34 об.
  12. Гончаров А.В., Данилов В.Н. Саратовское Поволжье в период Гражданской войны (1918-1921гг.). – Саратов, 2000, с. 150.
  13. Дневник М.Н.Чернышевского за 1921г. // МНГЧ О.Ф. 529/5, л.74 об.
  14. Там же, л.78.
М.Н.Чернышевский. Автоснимок. Саратов. 1920г. МНГЧ ОФ 1238