Балашовский край в XVII-XVIII в.в. по рукописи А.Н. Минха «Разбои и клады Низового Поволжья»

Степанов Юрий Геннадьевич, кандидат исторических наук, главный архивист Государственного архива Саратовской области

Александр Николаевич Минх (1833–1912) – неутомимый историк-краевед, основоположник архивного дела в Саратовском крае, исследователь, положивший жизнь на то, чтобы история Нижнего Поволжья стала частью национальной истории. К 1894 г. он завершил работу над рукописью «Разбои и клады Низового Поволжья». Однако отсутствие финансирования и проблемы личного характера вынудили автора отложить ее публикацию до «лучших времен». В итоге, этот труд и по сей день известен лишь очень узкому кругу историков-специалистов. Между тем, работа А.Н. Минха является серьезным научным исследованием и памятником исторической мысли российского краеведения.

Особенность стилистики и метода работы Минха состояла в систематизации разнородных сведений: от народных преданий, которые он собирал всю жизнь, до скупых данных документов официального делопроизводства. Одним из первых в саратовском краеведении А.Н. Минх стал уделять огромное внимание народным преданиям и особенностям местной топонимики, в том числе и в Балашовских землях, когда воровские казаки полностью контролировали громадное пространство «от Яика через Волгу и Дон, до Днепра.

Русское правительство долгое время не имело ни военных, ни властных ресурсов, чтобы пресечь грабежи и разбой в Нижнем Поволжье. Вплоть до середины XVIII в. ведущими фигурами в колонизации края являлись «вольный переселенец» и «военный элемент». Они «завершали освоение низовых земель, занимали обширные пространства по Волге, скрываясь от своих хозяев.

Выводы А.Н. Минха о причинах и сути «разбойной колонизации» нижневолжского края, подтверждаются сведениями и фактами из других разнообразных источников. На протяжении XVII – первой половины XVIII столетий Нижнее Поволжье оставалось «землей обетованной» для «вольной и гулящей» Руси.

В условия постоянной военной опасности и разбоя полноценно заниматься сельским хозяйством было невозможно. Удаленность окраины державы от центра, набеги кочевников, приток на незаселенные земли «гулящих» людей, крепостных, раскольников, препятствовали хозяйственному освоению этих земель. К 1760-м гг., когда опасность вторжений татар и кубанцев сошла на нет, верхи предприняли решительную попытку обустроить Нижневолжский край. Власти, пытаясь остановить отток крепостных в отдаленные и труднодоступные для поимки беглецов районы, ужесточали наказания, создавали специальные розыскные команды, с пристрастием допрашивали «приходцев» на новые места. Однако эти меры не достигали своей цели, провоцируя накал ненависти простонародья к «душегубам» господам.

Лишь в XIX в. власти сумели положить конец систематическим похождениям волжских «казаков-разбойников». Это, правда, не означало, что наступил конец произволу и насилию. Анализируя историю стихийной колонизации Нижнего Поволжья, А.Н. Минх показал, как государство, со слепой жестокостью, поступательно и неотступно втискивающее русский народ в крепостное ярмо, столкнулось с жаждой воли странников, беглецов, свободолюбцев, укрывавшихся между Волгой и Доном. «Русский разбой» как и «русский бунт» был отчаянной попыткой народа отстоять свою свободу.