Балашовский коммунистический добровольческий отряд: история формирования и боевого применения

Булгаков Алексей Олегович, ведущий методист МБУДО Центр «Созвездие» г.Балашова.

К сентябрю 1920 года до Балашовского уезда стали доходить тревожные слухи о разрастающемся антоновском восстании. Нужно сказать, что местные власти отреагировали достаточно быстро — батальон ВОХР был расквартирован на наиболее опасных направлениях, спешно заканчивали формироваться отряды ЧОН.

Но первый налет антоновцев, состоявшийся 5 октября, выявил неприглядную картину — советские части, состоявшие в подавляющем большинстве из пехоты, просто напросто не успевали за передвижением повстанцев. Стала очевидна необходимость создания мобильного кавалерийского отряда, причем состоящего из коммунистов, как наиболее устойчивого в данной ситуации контингента. Забегая вперед, отметим, что такой отряд был сформирован лишь спустя четыре месяца, получив название коммунистический добровольческий отряд, сокращенно — «Добротряд»1.

Основным источником при изучении истории формирования Добротряда являются воспоминания Георгия Владимировича Веденяпина, которому было суждено принять непосредственное участие как в формировании отряда, так и в его боевых действиях. Георгий Владимирович родился в селе Пады Балашовского уезда в дворянской семье. Его отец служил земским врачом, мать — фельдшером. Мемуары, написанные в 1973 году, отличаются точностью деталей и отсутствием многих идеологических штампов2.

По своей сути Добротряд являлся одной из военно-партийных частей Гражданской войны, возникновению которых способствовала острая необходимость в устойчивой и вооруженной силе на той или иной территории. Состав отряда был преимущественно кавалерийским при немногочисленных пехотных подразделениях поддержки, выполнявших чаще всего охранные функции.

На первом этапе создания Добротряда (март 1921 года) предполагалось комплектовать личный состав исключительно из коммунистов и комсомольцев Балашова и Аркадака, записавшихся добровольцами. Интересен момент, что привлечение контингента из северных районов, пострадавших от налетов антоновцев, не оговаривалось: сказывался возможный испуг местных коммунистов и возможное родство с местными повстанцами. Так или иначе, автор не дает здесь однозначного ответа.

Буквально за один день набралось около сотни желающих, но среди них было лишь несколько человек кавалеристов. Это и предопределило первоначальную организацию отряда — эскадрон кавалерии и роту пехоты. На командные должности выбрали две кандидатуры: Канарейкин (начальник штаба) и Платонов (командир отряда). Такое распределение объяснялось личными качествами кандидатов: Канарейкин не производил впечатления волевого и решительного человека, Платонов же был крайне решителен, но не всегда сдержан, что впоследствии приведет к печальным событиям.

Дислокация Добротряда предполагалась в северном районе Балашовского уезда, основная база — 3-я Петроградская сельхозкомунна. Такое расположение объяснялось не только сложившимся положением (северные волости больше других страдали от рейдов антоновцев), но и возможностью пополнить ряды 30 кадровыми кавалеристами из числа коммунаров.

Одновременно шло формирование Ревтройки, ставшей вторым Ревкомом для северной части уезда. Собственно говоря, Добротряд по первоначальному замыслу и должен был быть при этой Ревтройке. Председателем был избран товарищ Лагуткин, ранее работавший в Уисполкоме. При этом стоит отметить, что данное назначение было вызвано банальной нехваткой кадров: многие товарищи отмечали мягкость и нерешительность Лагуткина. В качестве членов Ревтройки утвердили Платонова и Григория Щербакова (на него была возложена ответственность за пропаганду и агитацию)3. Согласно инструкции об организации коммунистического добровольческого отряда, снабжение должно было осуществляться за счет комунны, после выступления за ее пределы — по нарядам от Райпродкома района действий. Воинское имущество получали от Ревкома и частично от ЧОН4.

В последних числах марта Добротряд отправился к месту дислокации. По словам мемуариста, формирование не было закончено: эскадрон насчитывал лишь половину личного состава, причем многие крайне неуверенно держались в седле. Тем не менее, после прибытия в 3-ю Петроградскую сельхозкоммуну на месте сразу же были организованы амуничная, оружейная, мастерская по ремонту снаряжения и вооружения, полевая кухня. Решающая роль в этой работе принадлежала Канарейкину. С первого же дня начались занятия с пехотой и кавалерией (эскадрон на тот момент уже насчитывал около ста человек — влились коммунары). На период обучения и сколачивания соединений отводилось пять дней. В пехоте на взводные должности были назначены бывшие унтер-офицеры, общее наблюдение за обучением вел Канарейкин. Обучение кавалерии происходило под руководством донского казака Коновалова — ветерана Первой Мировой войны, ставшего впоследствии командиром эскадрона. Лошадей частично привезли из Балашова, но преимущественно добыли на месте.

Показателен факт — на формирование комендантского взвода ушло целых два дня — не находилось желающих приводить в исполнение приговоры, плюс к тому проявилась известная мягкость председателя Ревтройки Лагуткина. Пришлось вновь вмешаться Канарейкину и спустя два часа взвод был сформирован. Командиром был назначен коммунар Петров, питерский рабочий. За время действия отряда он неоднократно просил сменить его, и эта просьба была удовлетворена лишь в конце июня — заменили и командира и весь состав взвода.

С 6 апреля начинается непосредственная боевая деятельность: одна часть отряда, под руководством начальника следственной части Булкина, направлялась в Белый Ключ. Под руководством Григория Щербакова один взвод направлялся на Зыбино — Юсупово. Платонов с основным ядром имел объектом Репьевку, четвертый и пятый отрядики направлялись в Грязнуху и Макарово. Итогами первого рейда стали аресты семи пособников, убийство одного и пленение двух вербовщиков антоновцев в Грязнухе. 8 апреля Добротряд вышел в рейд с целью «очистки от бандитов» Макаровской волости и ликвидации антоновцев в Потьме. Далее отряд прошел на Новоселки — Северки, мелкие повстанческие отряды предпочитали уходить, не вступая в серьезные бои. Было убито 15-18 антоновцев, 7-8 взято в плен (расстреляны в Репьевке).

Этот выход показал «недисциплинированность» недавно прибывших местных комсомольцев. Так, была пресечена попытка сжечь Новоселки, где проживали повстанцы, от рук которых пострадали родители макаровских комсомольцев. Уже в Репьевской волости был установлен факт хищения у местного населения скота и подводы двумя местными активистами также недавно примкнувшими к отряду. В отношении виновных были применены достаточно мягкие меры — разоружение и исключение из отряда, хотя член Ревтройки Платонов настаивал на расстреле.

Вскоре происходят кадровые изменения в составе отряда и Ревтройки: прибывший из Балашова чекист Федорович (впоследствии занимался организацией разведки и контрразведки) был введен в Ревтройку вместо Щербакова, из Политбюро прибыли новые работники, назначенные в отряд. В самом отряде была установлена должность коменданта, подчинявшегося лично Федоровичу. Ее занял Василий Козьмин — бывший матрос, уже участвовавший в ликвидации повстанцев. Также был объявлен очередной набор добровольцев, преимущественно из коммунистов Балашова. Немалую роль в этом сыграл Яроцкий — бывший офицер, назначенный на должность начальника штаба ЧОН Балашовского уезда.

На тот момент тактика отряда заключалась в удержании треугольника Зубрилово, Макарово, Репьевка, без вступления в бой с крупными частями противника. Следующий рейд отряда, выросшего почти до трехсот человек, был назначен вновь по известным местам. Полэскадрона было направлено через Пески — Потьму — Чиганак с соединением с основными силами отряда в Перевесинках. Было уничтожено три или четыре мелких отряда. Под Новоселками были задержаны четверо местных повстанцев, их показательно отпустили на сельском сходе. Между Дмитриевкой и Кашировкой был ликвидирован еще один мелкий отряд антоновцев.

Далее Добротряд сражался вместе с регулярными частями Красной Армии, в частности поддерживал пехотный полк в сражении у Кашировки, успешного для красных частей. По словам Г.В. Веденяпина, вместе с Антоновым ушло много повстанцев из Красной Звезды и Боцмано-Иваново, облегчив в дальнейшем окончательную ликвидацию антоновщины.

4 мая 1921 года в северные волости Балашовского уезда прибыл экспедиционный отряд ВЧК, действовавший совместно с Добротрядом в течении двух недель. Главным итогом совместной работы стало восстановление связи северных, западных и южных волостей уезда.

Утром 9 мая красные части вышли в новый рейд. Объединенный отряд должен был действовать по двум дугам – Крутец — Новоселки и затем примерно вдоль реки Карай, через Красавка-Чернавка на Красное Колено — Романовка. Отряды уничтожили в этом рейде только 3-4 мелких отряда, затем где-то на широте Романовки Добротряд пошѐл на Балашов, а экспедиционный отряд ВЧК – на юг.

В середине мая вновь изменился состав Ревтройки — председателем стал Веденяпин, на своем месте остался Федорович. Отныне Добротряд (тогда его называли Отряд Уревкома) во всех отношениях подчинялся решениям Ревтройки, немалую роль в принятии такого решения сыграли инциденты со своевольностью Платонова. К концу мая происходит разделение отряда по волостям, в каждую откомандировывалось по 10-15 пехотинцев и 5-10 всадников.

В первой декаде июня Добротряд вновь рейдировал по северо-западу уезда, с заходом и в пограничные районы Тамбовщины. В этот раз Добротряд уничтожил остатки 14-го «пограничного партизанского» полка, бежавшего под напором регулярных войск, и взял его канцелярию, обоз и знамя. Два – три десятка разбежавшихся повстанцев из этого полка были выловлены крестьянской самообороной5.

К началу июня Добротряд сменил командира, им стал Дружин. В течение лета отряд участвовал еще в нескольких стычках с небольшими частями противника. Так или иначе, очевидной становилось отсутствие необходимости поддержания функционирования достаточно крупной части, в которую превратился Добротряд. К 15 августа Ревтройка при отряде ликвидирована, в сентябре отряд сократили до 50 человек, перевели в Балашов. В октябре 1921 года эпопея этого формирования заканчивается6.

В заключение стоит отметить, что действия Добротряда несомненно способствовали скорейшей ликвидации антоновщины на территории Балашовского уезда. Тактика применения отряда оказалась достаточно удачной — маневренные действия на периферии восстания, точечные удары по небольшим группам противника и рейды по его коммуникациям полностью оправдали себя. Не будет преувеличением отметить, что Добротряд стал наиболее успешной частью ЧОН Балашовского уезда как по результативности и сложности проведенных операций, так и с точки зрения организации материально-технической базы подразделения.

1 Смотров В.В., Смотров О.В., Кузеванов Л.И. Балашовское Прихоперье в годы испытаний: очерки истории и историографии / Под науч.ред. Л.М. Кузевановой. — Балашов: Изд-во «Николаев», 2007. — С.292.

2 Веденяпин Г. И. Антоновщина / Подготовка текста и комментарии В. С. Вахрушева, Г. А. Самородовой // Волга. — 1997. — № 5—6

3 Г.В. Веденяпин. Воспоминания 1919-1921 гг. БКМ 120/119 с. 192-193.

4 ГАСО БФ Ф.10, оп.1, д.250, л.14.

5 Г.В. Веденяпин. Воспоминания 1919-1921 гг. БКМ 120/119 с. 194 — 262.

6 ГАСО БФ Ф.10, оп.1, д.250, л.49-50.